Преподобномученница Екатерина (Константинова)

(в миру Екатерина Григорьевна Константинова)

2001

Екатерина Константинова родилась в 1887 году в деревне Саврасово, неподалеку от Москвы*, в семье зажиточного крестьянина, имевшего столярную мастерскую и бакалейную лавку. С приходом новой власти в 1917 году все имущество у семьи было конфисковано.

В 1905 году она стала послушницей Московского Скорбященского монастыря, который располагался близ Бутырской заставы. Эта обитель, основанная в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», именовалась в народе Скорбященской. Учрежден монастырь был в 1890 году княжной А.В. Голицыной. Ко времени прихода в него послушницы Екатерины в обители было четыре храма и женское училище. В монастыре Екатерина была на швейном послушании.

После революции монастырь был закрыт, и Екатерина в 1918 году вернулась на родину в деревню Саврасово Солнечногорского района. Сначала она вступила в колхоз, но затем по состоянию здоровья вышла из него. На жизнь зарабатывала тем, что стегала одеяла, чинила для колхоза мешки. Все годы, вплоть до своего ареста, матушка Екатерина вела монашеский образ жизни. Вместе со знакомыми монахинями закрытых монастырей постоянно ходила молиться в церковь.

24 февраля 1938 года матушку Екатерину арестовали и заключили в камере предварительного заключения Солнечногорского отделения милиции.
В следственном деле указано, что на вопрос следователя, с кем она имела связь из монашек и священников, она ответила: «...Имею еще ряд знакомых монахинь, вместе ходим молиться... Имею знакомых монашек на Сходне, встречалась я с ними только в церкви, в настоящее время они арестованы, на квартире у них я была один раз...» (Речь идет о преподобномученице Наталии Баклановой и находившихся вместе с ней на Сходне сестрах Прошкиных). Виновной себя в контрреволюционной деятельности не признала.

Следователем для дачи свидетельских показаний был вызван на допрос односельчанин, который рассказал, что «Екатерина Константинова в настоящее время обряд свой монашеский не бросила, имеет связь с попом Нарвским, систематически ведет среди населения и колхозников  контрреволюционную агитацию. Имелся случай в последних числах октября 1937 года – она лично при мне подошла к парникам колхозным и говорит: “Вот сколько колхоз затратил денег на парники, а все равно овощей мало дают, и так во всех колхозах безобразие такое. Сколько ни строит советская власть, а все прахом идет. Смотри, какие овощи дорогие против прежнего времени. У нас, бывало, в монастыре и то лучше были огороды без всяких парников, и овощи дешевле были, да и лучше мы жили в сто раз. Вот что значит – не почитают Господа Бога, Он за то вас и карает. И если будете работать, все равно пользы нисколько в колхозе не будет. При мирной обстановке с голоду помирают... Когда я была в монастыре, и в военное время у нас всего было много и дешево. Вот если бы руководство старое опять все ожило бы, а то вот теперь мучаетесь, бросили бы все и ушли, пусть бы сами коммунисты копались в огородах и строили парники”».

11 марта 1938 года «тройка» НКВД по Московской области приговорила Екатерину Григорьевну Константинову к расстрелу за «систематическую контрреволюционную агитацию, высказывание террористических намерений, антиколхозные разговоры и распространение клеветы о голоде в СССР». Виновной себя она не признала.

20 марта 1938 года послушница Екатерина (Константинова) в возрасте 51 года была расстреляна на полигоне Бутово под Москвой и погребена в безвестной общей могиле.

Преподобномученица Екатерина причислена к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 12 марта 2002 года для общецерковного почитания по представлению Московской епархии.